Реквием «Солдаты Чернобыля» (в рамках дня памяти)

26 апреля в России отмечается День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах. Реквием «Солдаты Чернобыля» посвящается всем участникам ликвидации аварии на ЧАЭС.

35 лет назад, 26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции произошла авария. На четвертом энергоблоке прогремел взрыв. Реактор был полностью разрушен, радиоактивное облако накрыло большую территорию Украины, Белоруссии, России — больше 200 тысяч квадратных километров. Авария расценивается как крупнейшая в своем роде за всю историю атомной энергетики. Ликвидаторами аварии на ЧАЭС признаны 600 000 человек. Пять ликвидаторов из тех, кто первыми вступили в бой с огнем на ЧАЭС, получили посмертно героя Украины. К числу самых первых ликвидаторов аварии относились непосредственно работники станции. Именно они занимались срочным отключением оборудования, разгребали завалы и тушили пожары. В первые дни аварии погибли 31 человек.

Александр Лелеченко, замначальника электрического цеха Чернобыльской АЭС. После взрыва, оберегая молодых электриков, сам трижды ходил в электролизную. Не отключи он аппаратуру, станция взорвалась бы, как водородная бомба. Получив медпомощь, отпросился у врачей на свежий воздух, а сам сбежал на энергоблок снова помогать товарищам.

Около 40 пожарных, милиционеров и работников станции были первыми ликвидаторами. Уже через семь минут после сигнала тревоги на АЭС приехали пожарные расчеты и вступили в смертельную схватку с огнем. Командовал ими майор внутренней службы Леонид Петрович Телятников.

В 1986 году Леонид Телятников работал начальником пожарной части Чернобыльской атомной станции. Уже через несколько минут после взрыва он вместе с командой, состоящей из 29 пожарных, помчался на станцию. «Я абсолютно не представлял себе, что произошло и что нас ждет, — вспоминал он. — Но когда мы приехали на станцию, я увидел развалины, охваченные вспышками огней, напоминающих бенгальские. Затем заметил голубоватое свечение над развалинами четвертого реактора и пятна огня на окружающих зданиях. Эта тишина и мерцающие огни вызывали жуткие ощущения». Понимая всю опасность, Телятников дважды поднимался на крышу машзала и реакторного отделения, чтобы погасить пожар. Это была самая высокая и самая опасная точка. Благодаря тому, что Телятников, как руководитель, правильно поставил задачи, выбрал расположение пожарных машин — огонь не перекинулся на соседние блоки и был потушен. Действие высокого уровня радиации ликвидаторы почувствовали прямо на пожаре. «Отец сказал мне, что второй раз еле спустился с крыши реактора, настолько ему было плохо», — рассказывал нам сын героя Олег Телятников. Леонид получил дозу облучения в 520 бэр — практически смертельную, но выжил. В сентябре 1986 года 37-летнему Телятникову было присвоено звание Герой Советского Союза, вручен орден Ленина. Скончался он в декабре 2004 года.

Шестеро пожарных умерли в течении нескольких недель от радиационных ожогов и острой лучевой болезни. В первых рядах огнеборцев находились командиры пожарных караулов 23-летние лейтенанты внутренней службы: Виктор Николаевич Кибенок – начальник караула СВПЧ-6

и Владимир Павлович Правик- начальник караула ВПЧ-2.

Своим примером они увлекали бойцов, давали четкие команды, шли туда, где было опаснее всего. Пожарные совершили настоящий подвиг — отвели беду, спасли тысячи человеческих жизней. Но доза радиации, которую получили отважные офицеры, оказалась очень высокой. Лейтенантам Виктору Кибенку и Владимиру Правику посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Николай Ващук, командир отделения СВПЧ-6. Его отделение проложило пожарный рукав на кровлю ЧАЭС. Он работал на большой высоте в условиях высокого уровня радиации, температуры и задымленности. Благодаря решительности пожарных распространение огня в сторону третьего энергоблока было остановлено.

Bасилий Игнатенко, командир отделения СВПЧ-6.  Был в числе первых, кто поднялся на крышу пылающего реактора. Борьба с пожарами шла на большой высоте — от 27 до 71,5 м. Василий вынес из огня Николая Ващука, Николая Титенко и Владимира Тишуру, когда те потеряли сознание из-за высокой радиации.

Николай Титенок, пожарный СВПЧ-6. Не имея ни малейшего представления о том, что его ждет, прибыл, как и товарищи, в безрукавках, безо всякой защиты от радиации. Куски радиоактивного графита отбрасывал сапогами и брезентовыми рукавицами. Из-за высокой температуры пожарные сняли противогазы в первые 10 минут. Без такой самоотверженности выброс радиации был бы намного большим.

Владимир Тишура, старший пожарный СВПЧ-6. Был в числе тех, кто тушил реакторный зал — здесь был максимальный уровень радиации. Уже через полчаса появились первые пораженные из числа пожарных. У них стала проявляться рвота, «ядерный загар», снималась кожа с рук. Они получили дозы около 1000—2000 мкР/час и более (норма — до 25 мкР). Получил смертельную дозу.

Вернемся вновь в трагические дни Чернобыля. Как складывались дела после того, как отбили первый огненный удар? Бойцы пожарной охраны продолжали свой ратный труд. Вахту на огневом рубеже приняли сводные отряды из пожарных частей всей страны. Руководил их действиями подполковник внутренней службы Владимир Михайлович Максимчук. В ночь на 23 мая на АЭС вновь возникла опасная ситуация. Вспыхнувший огонь подобрался к машинному залу, заполненному тоннами масла, и к трубопроводам, где был водород. Малейшее промедление могло привести к страшному взрыву. Оценив обстановку, Максимчук избрал единственно правильный в той ситуации метод тушения. Пожарные входили в опасную зону звеньями по пять человек, работали там не более 10 минут, а затем их тут же заменяло другое звено. Сам Владимир Михайлович почти 12 часов не выходил из зоны пожара и, уже отдавая последние силы, сделал расчет пенной атаки, которая добила оставшиеся очаги огня. Позднее медики определили: в эти драматические часы подполковник Максимчук получил сверхвысокую дозу радиации — около 700 рентген. С тяжелыми лучевыми ожогами его доставили в больницу. Долго шла борьба за жизнь офицера, но как только Владимир Михайлович почувствовал себя лучше, вернулся в строй. В 1989 году он руководил ликвидацией большого пожара на химическом комбинате в литовском городе Ионаве. В 1992 году, к тому времени уже генерал-майор внутренней службы, возглавил пожарную охрану Москвы. Несмотря на тяжелую форму лучевой болезни (последствие Чернобыля), Владимир Михайлович продолжал много трудиться. При нем в столице созданы первая в России вертолетная пожарно-спасательная служба, специальный отряд по тушению крупных и наиболее опасных пожаров, пожарные части получили современную аварийно-спасательную технику, открыт учебный центр по подготовке пожарных специалистов, полностью модернизирована служба «01». 22 мая 1994 года Владимира Михайловича не стало. Именем отважного офицера названы школа, пожарный катер и специализированная пожарная часть N2, в которой он начинал свою службу в Москве. С 1994 года проводятся международные соревнования по пожарно-прикладному спорту на Кубок генерала Максимчука. В 2003 году указом президента РФ Владимиру Михайловичу Максимчуку посмертно было присвоено звание Героя России.

Жители Дона были в числе первых, кто оказался в пронизанной невидимыми лучами радиоактивного излучения зоне аварии. Уже в начале мая военкоматы начали рассылать повестки, отправляя в Чернобыль водителей, строителей, связистов. По статистике, через горнило Чернобыля прошло более двадцати четырех тысяч дончан. Свыше четырёх тысяч из них уже умерли. Как следует из официальных данных, сегодня в области проживает 6047 участников ликвидации аварии на ЧАЭС. Большинство наших земляков находились на работах в наиболее опасный период – с 1986 по 1988 годы. Масштабы катастрофы могли стать неизмеримо большими, если бы не мужество и самоотверженные действия ликвидаторов.

Двойнин Геннадий Михайлович, родился берегу Северского Донца в маленьком городке Белая Калитва Ростовской области 26 июня 1957 года. Когда ему исполнилось пять лет, семья переехала в город Азов, где он проживал, учился, работал до призыва в Советскую Армию. После службы вернулся на родную Белокалитвинскую землю, где стал работать на заводе «Калитвасельмаш» в качестве токаря. Однажды получил повестку из горвоенкомата на трёхмесячные сборы при подготовке офицеров запаса при Саратовском высшем военном училище химической защиты, где Геннадию Михайловичу присвоили звание младшего лейтенанта, а 23 февраля 1987 года был призван на 180-дневные специальные сборы по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС на должность командира взвода. Зимой занимались дезактивацией местности, разбирали постройки в деревнях, подлежащих сносу из-за высокой радиоактивности. С наступлением тепла полк был направлен на работы непосредственно на станцию. В июле был направлен в район деревни Петьковщина, а по другую сторону реки Припять находился Чернобыль. Работали в Чернобыле в две смены по шесть часов каждая. Со своим взводом Двойнин работал на крыше 2-ого энергоблока: меняли рубероид. После этого — командировка в Киевский полк на должность отдельного автомобильного взвода. Возили асфальт на станцию, вывозили на могильник радиоактивный мусор.

Из воспоминаний Геннадия Михайловича: «От Киевского полка до автопарка дорога была длинная, а до станции ещё дальше. Поэтому подъём в пять утра, завтрак, по машинам и на станцию. Дорога три часа туда и столько же обратно, опаздывать было нельзя. Накатанная дорога, насыпной грунт, таблички с номерами. Дорога привела к вырытому котловану, когда мы съехали вниз, то словно попали в царство теней, солнечные лучи освещали только верхнюю кромку котлована, а невдалеке стояли два бульдозера закрытых листовым свинцом со смотровыми щелями, как в танке. Впечатление такое, будто мы встретились с двумя динозаврами в их логове. Водитель нервно сделал перегазовку, привел в действие рычаги управления, выгрузили смертельный груз и поехали наверх, а тут же следом услышали, как заскрежетали две тяжелые машины, одетые в свинец. Водитель не проронил ни слова, а я всё думал о тех ребятах, которые остались работать в «котловане смерти».

14 августа 1987 года завершились сборы: через пять с половиной месяцев Двойнин оказался дома. Стал инвалидом, когда позволяет здоровье рисует, создавая целую серию рисунков на Чернобыльскую тематику. Пять работ разместили в помещении Ростовского областного союза «Чернобыль» и в книге памяти о подвиге ребят, отдавших своё здоровье и жизнь ради жизни на земле. Двойнин Геннадий Михайлович честно исполнил свой гражданский долг, награждён медалью «За спасение погибавших», лауреат конкурса, посвященного мужеству и героизму ликвидаторов к 25-ой годовщине трагедии на Чернобыльской АЭС, автор стихотворения «Выпала дорога».                                                                                  

ВЫПАЛА ДОРОГА.

Выпала дорога в суматохе дней,

Прямо по повестке я качу по ней.

Родина родная, ах, Россия – мать,

Ты меня позвала, надо выручать.

Мне теперь не двадцать, и не двадцать пять,

Но погоны снова, снова подшивать.

А погоны к форме-то, звёздочки блестят.

Далеко до дома, дома не видать.

И зима суровая в …. 87-й год.

Ветер лютый взвоет, гармонист споёт.

Песни здесь все новые

Про штаны свинцовые,

Да про дозу полную

В двадцать пять рентген.

Сразу вспомнил взводного,

Кратко произнёс:

«Вы пойдёте первыми в ядерный клубок,

Вы солдаты –химики,

А значит посему

Сами вы останетесь в атомном плену».

До сих пор не верится, что всё это так

Но пути обратного нет уже никак.

Как Чернобыль вспомню, болью отдаёт,

Отмотать бы время и пожить в залог.

Вот прошло полгода в суматохе дней

Долг Отчизне отдан, что же я теперь?

Но об этом вам я в рисунках расскажу

Если вы увидите, значит, я живу.

Родина родная, ах, Россия – мать,

Всё тебе отдали, что смогли – ОТДАТЬ.

Ледовский Леонид Дмитриевич, родился 16 февраля 1940 года в г. Баку Азербайджанской ССР в семье военного летчика и заведующей летной столовой. В годы войны семья переезжала с отцом к местам его службы, неоднократно попадали под бомбежки и обстрелы. Отец окончил службу в г. Львов в должности заместителя командира авиационного корпуса ПВО, затем некоторое время по приказу командования в связи с назначениями семья жила в г. Минск и окончательно обосновалась в г. Ростове – на — Дону в связи с увольнением отца по выслуге лет. Здесь Леонид Дмитриевич окончил школу в 1957 году и начал трудовую деятельность. Отсюда ушел на службу в Советскую Армию (1959-1964) в ракетные войска стратегического назначения. С 1964 по 1993 годы работал на различных инженерно-технических должностях: заместитель начальника отдела, начальник бюро, заместитель отделения в Ростовском НИИ радиосвязи. За долгие годы работы имел 26 различных награждений, избирался на различные должности: начиная от секретаря комсомольской организации подразделения до секретаря партийной организации подразделения.

Без отрыва от производства окончил Таганрогский радиотехнический институт в 1969 году, Вечерний университет марксизма-ленинизма при Политехническом Управлении СКВО с отличием в 1977 году, Университет марксизма-ленинизма Ростовского обкома КПСС в 1980 году. В июне-августе 1986 года был призван на специальные учебные сборы по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС на должность замполита, а в последствии и. о. командира второй роты 1 –ого батальона в/ч № 11350. Выезжал с ротой для дезактивации загрязненных территорий в 30-км зоне, работал с личным составом роты, подавал пример мужества и самоотверженности подчиненным. За время нахождения неоднократно поощрялся командованием за отличное выполнение правительственного задания. Участник всех областных конференций Ростовской областной организации Союз «Чернобыль», с 1989 года заместитель председателя Октябрьской районной организации Союз «Чернобыль» г. Ростова – на – Дону, с 2000 года Председатель Ревизионной комиссии Ростовской областной организации Союз «Чернобыль», с 2006 года заместитель председателя Ростовской областной организации Союз «Чернобыль», заместитель председателя Ростовской региональной организации инвалидов «Союз Чернобыль». За активное участие в чернобыльском движении награжден нагрудным знаком «О занесении в Книгу Почета Союза «Чернобыль» России», серебряным знаком «Почетного члена Союза «Чернобыль» России», грамотами и благодарственными письмами. Награжден государственными наградами: медалью «За спасение погибавших», медалью «Ветеран труда», медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», нагрудным знаком МЧС «За заслуги», «Почетный донор СССР» и другими (всего 19 знаков и медалей).

Липов Василий Валентинович, родился 15 января 1947 года. В апреле 1974 году приехал на строительство Чернобыльской атомной электростанции из города Таганрог Ростовской области и был принят в Чернобыльское МУ треста «Южтехникоэнергомонтаж» на должность слесаря – монтажника 4-ого разряда. Постоянно повышая профессиональное мастерство стал бригадиром комсомольско-молодежной бригады. Без отрыва от производства заочно окончил институт и получил специальность инженера-теплоэнергетика. За время работы на строительстве Чернобыльской АЭС участвовал в укрупнительной сборке и монтаже реактора, в монтаже коллекторов, рабочих каналов реактора и других работах. Участвовал в монтаже и пуске первого блока Армянской АЭС, двух блоков Ровенской АЭС, в пуске 6-ого блока ТЭЦ ПВС, Ростовской ТЭЦ-2, Балаковской АЭС. С 29 апреля 1986 года принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС по 28 июля 1986 года в составе штаба ГО Чернобыльского МУ треста «Южтехникоэнергомонтаж». Жена Василия Валентиновича также принимала участие в ЛПА на ЧАЭС, но только в составе штаба ГО завода «Юпитер», а 21 июля 1986 года была направлена в командировку в г. Ростов – на – Дону на завод «Алмаз», где проработала до получения 2-ой группы инвалидности, связанной с аварией на ЧАЭС.

Василий Валентинович вспоминает: «Сегодня, по прошествии стольких лет я с особой теплотой вспоминаю людей, встретившихся мне на жизненном пути: первый мой бригадир – Ковалев Олег Маркович, Горизон Василий Зиновьевич, Коваль Валерий Николаевич, Дейграф Виктор Давыдович, научивших меня очень многому в моей трудовой жизни. Особая благодарность руководству завода «Алмаз», принявших семьи из города Припять и оказавшим помощь не только в трудоустройстве, но и организации быта этих семей. Иванченко Л.И.- в тот период 2-ой секретарь Ростовского обкома КПСС, за содействие в скорейшем получении жилья и его обустройстве. Простым ростовским людям, принявшим нашу беду, как свою и оказавшим нам помощь и поддержку. Прошли годы, выросли дети, подрастают внуки, здоровье становится все хуже, но и теперь вспоминая те годы, ловлю себя на мысли, как чернобыльская трагедия сблизила людей, раскрыла в них все самое человечное и светлое. Этого нам не забыть никогда, обидно правда, что у людей стала стираться память о той катастрофе, а многие молодые люди даже и не знают о ней, но все же никогда я не пожелаю людям испытать повторение такой трагедии». Несмотря на инвалидность второй группы, Липов Василий Валентинович принимает посильное участие в чернобыльском движении, помогая своим товарищам защищать их прав и интересы, решать возникающие проблемы социального обеспечения на различных уровнях. С 2006 года был избран заместителем председателя Ростовской городской общественной организации «Союз Чернобыль».

Чумаков Юрий Валентинович, родился 5 октября 1961 года в городе Ростове – на – Дону. Здесь получил образование и специальность и начал трудовую деятельность. Служба в Советской Армии, семья – жизнь текла по обычному жизненному сценарию, а в ночь с 14 на 15 мая 1986 года в дверь «постучал» Чернобыль. Уже 19 мая 1986 года в составе роты химической защиты находился в зоне аварии Чернобыльской АЭС в населённых пунктах в тридцатикилометровой зоне. «Правда, населёнными их можно назвать было только в географическом плане, так жителей там не было, конечно почти в каждой деревне или посёлке были самосёлы, в основном старики, которые не хотели уезжать из своих домов». — рассказывает Юрий Валентинович.  «Тогда у всех существовало неписанное правило: есть самосёлы – возьми продукты для них, ведь старикам даже хлеба негде было взять. Когда уезжали невозможно было смотреть им в глаза, пытались скрыть слёзы, а они провожали со слезами своих детей и не знали, что нас ждёт и ждёт их. Трудно вспоминать ужас отсутствия людей и животных, можно сказать, что в зоне не было живой души, кроме ликвидаторов. Тяжелый труд, моральное состояние низкое, никто не мог предвидеть, что нас ждёт дальше. Работали, как говорится, от рассвета до заката. Мне по роду специальности и образованию (контрольно-измерительные приборы и автоматика, если коротко) было немного известно о возможных последствиях таких аварий и было трудно смотреть на безрассудность людей, совершающих порой необдуманные поступки, выполнять бессмысленные приказы, одно понимали, что дома остались родные и близкие, что с ними станет, если этого не остановить. Сотни тонн воды вылито на стены и крыши строений и домов, сотни кубов земли и тонны различного мусора, старых вещей было вывезено в могильники. Ужас того, что иногда приходилось оставлять, когда с территории какой-либо деревни приходилось вывозить практически весь верхний слой земли. Слёзы наворачивались, земли Белорусии песчаные, а мы были вынуждены оставлять практически полупустыню». Чумаков избирался делегатом на комсомольско-партийную конференцию сектора, стал одним из «героев» документального фильма Белорусского телевидения. Неоднократно поощрялся командованием части и сектора. По возвращению домой в июле 1986 года стали проявляться последствия радиоактивного воздействия: головные боли, кратковременные потери сознания и многое другое. Очень быстро понял, что в одиночку не выжить и стал искать единомышленников среди своих однополчан. С этого момента начался труд на благо своих товарищей, в 1990 году удалось официально зарегистрировать районную организацию Союз «Чернобыль» единственную в городе Ростове – на — Дону, в которой он был избран председателем. «Было трудно решать многие вопросы, но спустя годы понимаю, что тогда удалось главное – дать возможность людям поверить в себя, в чернобыльское братство. Ребята находили поддержку среди своих товарищей и перестали чувствовать себя одинокими».

В начале 1990 года Чумаков был признан инвалидом 3 группы, через полгода 2 группы, в начале 1991 года экспертным советом установлена причинная связь заболеваний с пребыванием на ЧАЭС. С июня 1990 по сентябрь 1993 Юрий Валентинович — председатель Первомайской районной общественной организации Союз «Чернобыль», после перенесённой операции вынужден перейти на должность заместителя председателя, в 2004 избран заместителем председателя Ростовской областной общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль». Делегат всех Конференций Союза «Чернобыль» Ростовской области, ветеран чернобыльского движения, главный редактор газеты «Чернобыльское братство». За длительную работу в чернобыльском движении Чумаков Юрий Валентинович награждён знаком о занесении в Книгу Почёта Союза «Чернобыль» России, серебряным знаком Почётного члена Союза «Чернобыль» России, благодарственными письмами и почётными грамотами.

Филипенко Александр Петрович, родился 20 марта 1950 г. В Пензенской области в семье потомственного казака. В 1968 году окончил школу и поступил в Сельскохозяйственный техникум, затем был переведён в Ростовский кооперативный техникум. Занимался велоспортом —  двукратный чемпион мира, заслуженный мастер спорта СССР. В 1970-1972 годах служил в Советской Армии в спортивной роте (г. Львов). В тот же период окончил Львовскую высшую партийную школу. После службы в Советской Армии работал в Аксайском Райпотребсоюзе, пройдя путь от председателя до директора. Работал заместителем директора совхоза «Аксайский».

15 мая 1986 года был призван на военные специальные сборы по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в составе в\ч 11350 на должности начальника продовольственно-вещевой службы (воинское звание капитан запаса). За проявленное мужество и героизм при выполнении правительственного задания был награжден медалью «За спасение погибавших». Из воспоминаний Александра Петровича: «В мои задачи входило обеспечение личного состава чистым бельём, продуктами, горячим питанием. Приходилось загружать десятки термосов с питанием, посудой и развести по месту работ различных подразделений, а затем срочно возвращаться, чтобы подготовить всё к возвращению личного состава полка. Приходилось выезжать с подразделениями в 30-км зону, на станцию и работать вместе со всеми, там просто необходим был личный пример, иначе кто знает, куда бы завел людей русский АВОСЬ. Ни страха, ни безрассудности не должно было быть, старался быть всегда впереди и люди шли, выполняя свой гражданский долг». С 1988-1991 годах был избран председателем Аксайской благотворительной общественной организации Союз «Чернобыль», а в 1990-1991 был заместителем председателя Ростовской региональной благотворительной общественной организации Союз «Чернобыль», с 1991-1996 годы председатель исполкома Ростовской областной общественной организации Союз «Чернобыль», а с 2000 по настоящее время председатель Ростовской региональной общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль». В 1996 году принимал активное участие в установке памятника ликвидаторам не только как активист союза, но и как меценат. При его участии был заложен парк чернобыльцев, также участвовал в восстановлении храма Святого великомученика Пантелеймона в г. Ростове-на-Дону.

Был доверенным лицом партии «Единая Россия» на президентских выборах, а также на региональном уровне – был доверенным лицом на выборах Губернатора в течении 3-х созывов. С 2004 года советник полномочного представителя президента в ЮФО по социальным вопросам. Казачий полковник, советник войскового атамана ВВД. Член президиума ЦС «Союза Чернобыль России», председатель межведомственного совета «Союза Чернобыль» в ЮФО. Филипенко Александр Петрович награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени, 31 медалями Министерств и ведомств России.

Сердюков Алексей Николаевич, родился 19 марта 1955 года в городе Углеуральске Пермской области. После окончания школы закончил профтехучилище №59 в городе Донецк Ростовской области и получив специальность электрогазосварщика был направлен на ПО «Ростсельмаш». С 13 сентября по 19 декабря 1987 года был призван на специальные военные сборы по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. До Чернобыля не служил срочной службы и поэтому 23 сентября 1987 года принял воинскую присягу в зоне аварии. Подобный случай был не единичный. Участвовал в работах по дезактивации загрязненных территорий, вывозе радиоактивных отходов, участвовал в тушении пожара на торфяниках в составе роты пожаротушения, имею 24 выхода на станцию. Благодаря дисциплинированности и самоотверженности снискал уважение своих товарищей и командования, за что неоднократно был поощрён командованием части. «В зоне ликвидации последствий аварии очень был удивлен огромным размером грибов и тем, что при таком размере не видел ни одного червивого гриба. Когда ехали на станцию на переправе реки был приличный уклон, спускаться неудобно и поэтому как в детстве спускались на «пятой точке опоры» — вроде и спуск быстрее и экономия сил. Да и в целях техники безопасности гораздо выгоднее, зима, скользко, а в таких условиях и травмы возможны. После возвращения было трудно на первых порах, а потом, когда группа первомайцев решила создать организацию, пришел на первое собрание с большой надеждой – вместе мы должны были выстоять, не сломаться. Даже не знаю, сколько жизней смогли тогда спасти этим объединением.» — вспоминает Алексей Николаевич.

Был избран членом жилищно-бытовой комиссии союза «Чернобыль», потом членом Правления, а в 2000 году был избран председателем Первомайской районной общественной организации инвалидов Союз «Чернобыль». В 2010 году доверили возглавить Ростовскую городскую общественную организацию инвалидов «Союз Чернобыль». За активную работу в чернобыльском движении России Сердюков Алексей Николаевич награждён медалями «За заслуги» 1 и 2 степени, благодарственными письмами Администраций Ростовской области и города Ростова – на – Дону, почётными грамотами «Союза Чернобыль России». В 2005 году награждён государственной наградой – медалью «За спасение погибавших».

Миронов Юрий Трофимович – старший инструктор по пропаганде Политотдела штаба СКВО, подполковник, в 1987 году отметил 49 годовщину со дня рождения и стал настраиваться на увольнение в запас. Но решением Политуправления округа его направляли в командировку для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Юрий Трофимович вспоминает: «Эту командировку я воспринял спокойно, и, несмотря на обострившуюся боль в позвоночнике (с трудом мог передвигаться и даже сидеть) даже не было мысли сказать об этом. Могли подумать, струсил мол, а для меня офицера, прошедшего от простого солдата до подполковника было страшнее любого уголовного приговора. Вот так 24 марта с чемоданами, с пересадками, в общем вагоне я добрался до города Гомель, а оттуда в место расположения воинской части. По дороге, проезжая мимо деревень, перед моими глазами предстала вся картина беды, где жили люди и вроде неплохо жили, теперь смотрела в глаза страшная пустота. Доложив о прибытии и получивспециальное вещевое имущество, устроился в комнатке вагончика, где мне придется провести всё время командировки. За всё время службы я привык жить в гуще солдат, как в большой семье.  Из-за сильного разлива реки Припять на самой станции работы не велись, поэтому проводилась дезактивации населённых пунктов и дорог. По долгу службы, проводя политзанятия, я видел, как уставшие солдаты, и далеко не восемнадцатилетние парни, скучали по живому слову от живого человека, не просто приехавшему к ним на время, а находившимся и работающим вместе с ними. Я всегда жил и служил по принципу: любое подразделение, любая воинская часть, где жизнь налажена по уставам, там люди чувствуют себя свободней, веселее, нет там времени на глупости и на «разборки полётов». Там есть время и на плановую нормативно-политическую работу, и на спорт, и на отдых. Я никогда не шел «на поводу» у подчинённых, не прощал «грехов» равных себе, а то и выше стоящих по должности и званию. За такой характер меня называли «упёртым сибиряком», но я этим гордился, приговаривая порой – «Не такие ли «упёртые сибиряки» Москву в 41-ом отстояли». Не скрою, были случаи нарушения дисциплины, но в каждом случае разбирались до последней мелочи, на самый верх порой не предоставляли всей информации, а на претензии я говорил – «Я офицер-политработник в грязном белье бытовых отношений не люблю копаться. Я работаю с живыми людьми и всем известно, что порой и механизмы идут вразнос, металл не выдерживает, а это люди и им порой нелегко, тем более здесь. В месте расквартирования полка была песчаная почва, и песок наносило в палатки, что сильно ухудшало радиационную обстановку. Тогда командование было принято решение укрепить пологи палаток и обложить дёрном, но дерн брался из заражённой местности и фон увеличился в три раза и его сразу вывезли. Но ошибки могли быть у всех, радиация не знает границ, а в округе даже сосны стояли желтыми и половину иголок сбросили, как будто засохшие. Наблюдали за семейством аистов, которое поселилось на трубе в заброшенной деревне, на лягушек, численность которых несмотря на радиационную обстановку не пострадала. Не думаю, что со мной кто-то согласится, что радиацию можно почувствовать собственной шкурой. Рядом с городком стояли почти новые «КАМАЗы», побывавшие в самом пекле, вывозя радиоактивные отходы с 4-ого блока станции и если случалось проходить мимо них, то между лопаток пробегал холодок, начинали шевелиться волоски. У меня было ощущение, что я в 55-градусный мороз проходил около металла. В опустевшей деревне своими силами на месте коровника построили хорошую баню. Воду брали из артезианской скважины. Всё туда ходили каждый день, смывали водой и паром всё, что прилипало за день. Конечно, иногда проскальзывало и ребячество. Однажды в выходной день увидел, как на импровизированном поле устроили футбольное сражение. Вверх поднимался радиоактивный песок и пыль, и всё это вдыхали все играющие. Я, подозвав одного из офицеров, приказал прекратить это мероприятие, а в ответ услышал, что ничего страшного не видит он, вон осенью даже грибы жарили. Страшно было, что рядом с мужеством и героизмом находились беспечность и безрассудство. И, хоть сегодня в паспортах отсутствует национальность, там был полный интернационал. Люди там были мужественные и порой удивлялся откуда они берут силы. Первую годовщину трагедии 26 апреля 1987 года я встретил в городе Гомель, где ранним утром с грустью попрощался с сотоварищами по несчастью».

Во многих городах были возведены памятники или другие памятные объекты, посвященные ликвидаторам Чернобыльской аварии. Первый памятник, посвященный подвигу ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС, в городе Ростове-на-Дону был открыт 26 апреля 1996 года в Ворошиловском районе в сквере на бульваре Комарова. Памятник представляет собой человеческую скульптуру рядом с колокольней. У ног мужчины изображен плавящийся кусок металла, а сам он отгораживается рукой от какого-то губительного воздействия, в нижней части надпись: «Ликвидаторам Чернобыльской аварии посвящается живым и павшим 1986 — 1996».

Памятник является местом ежегодного проведения мероприятий, посвященных Дню радиационных аварий и катастроф 26 апреля для всех ростовчан, принимавших участие в борьбе с последствиями чернобыльской катастрофы, членов их семей и просто горожан.

Идея создать на бульваре Комарова Аллею Чернобыльской Славы, в память о своих друзьях-чернобыльцах зародилась у Председателя РРООИ «Чернобылец Дона» Киндрата Сергея Федоровича. В 2014 году, в 28-ю годовщину чернобыльской трагедии, на бульваре Комарова у Памятника ликвидаторам аварии на Чернобыльской атомной станции был заложен первый камень будущей Аллеи. Вскоре был разработан проект, предусматривающий ее строительство. Проект был одобрен районной и городской администрациями, и нашел поддержку в депутатской среде. В 2018 году в Ворошиловском районе в сквере «Чернобыльцев» была создана Аллея Чернобыльской Славы с именами 3294 живых и павших ростовчан — ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС, — уникальная и, по своей сути, единственная не только в городе Ростове-на-Дону, но и в истории Чернобыльского движения в России.

В апреле 2016 г. к 30-й годовщине со дня аварии в Ростове-на-Дону появился мемориальный комплекс ликвидаторам последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Памятник ликвидаторам-чернобыльцам выполнен из бронзы и гранита в виде солдата, рядом расположены постаменты с колоколом и моделью атома. Установлен на проспекте Шолохова в Ростове-на-Дону. Автором мемориала стал скульптор Сергей Исаков. В центре размещена фигура солдата на полусфере, изображающей земной шар. Невыносимо жаркие языки пламени вырываются у него из-под ног. Правой рукой он пытается укрыться от огня из разрушенной атомной станции. По обе стороны от солдата симметрично установлены два гранитных постамента. На одном из них колокол, который поддерживают человеческие руки, вырастающие из поверхности гранита. Они символизируют 24 тысячи спасателей, которых отправили в Чернобыль на ликвидацию последствий аварии. На втором постаменте модель атома, напоминающая об источнике трагедии, ведь даже мирная энергия может привести к техногенной катастрофе.

Подвиг героев-чернобыльцев всегда будет служить примером мужества, высочайшего профессионализма и верности своему долгу.

За каждый год хотим зажечь мы свечи,

Чтоб эстафетой память передать.

Всем нам известно то, что время лечит.

Мы о Чернобыльцах не вправе забывать…

Спасибо за внимание!

Куликова Н.В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *