День памяти : «Чернобыль- катастрофа века»

Здравствуйте, наши дорогие читатели!

В современной истории немало «черных» дат. 26 апреля 1986 года – одна из них. В этот день маленький украинский городок Чернобыль стал известен всему миру: «мирный атом» вырвался из-под контроля человека, из помощника разом превратившись во врага.  К этому событию мы подготовили для вас День памяти: «Чернобыль- катастрофа века», программа которого включает в себя следующие мероприятия:

 — Час истории «Чернобыль — будем помнить всегда» (в рамках дня памяти) -начало в 10-00

 — Реквием «Солдаты Чернобыля» (о участниках ликвидации аварии на ЧАЭС) — начало в 11-00

 — Просмотр документального фильма «Уроки Чернобыля» (в рамках дня памяти) — начало в 12-00

Чернобыль – это страшная беда, которая обрушилась на многие народы мира. Но особенно пострадали миллионы жителей Беларуси, Украины, России. Именно здесь и выпала большая часть радиоактивных осадков. Чернобыль – наша боль, крик человеческой души. Чернобыльская трагедия для всех народов нашей маленькой голубой планеты чёрная быль, печальная реальность, которая как никогда сближает людей Земли. Предлагаем вашему вниманию Час истории «Чернобыль — будем помнить всегда» (в рамках дня памяти) и вспомним события тех страшных дней.

События, которые привели к аварии, начали развиваться утром 25 апреля 1986 года. Реактор 4-го блока предполагалось остановить на плановый профилактический ремонт и, пользуясь этим, решили провести испытания, чтобы определить, как долго после прекращения нормальной подачи электроэнергии турбогенератор способен производить электроэнергию для питания насосов водяного охлаждения. В час ночи, перед подготовкой к испытаниям, уровень мощности реактора был снижен. В течение следующих суток технический персонал систематически отключал установки регулирования мощностей и аварийного охлаждения. 26 апреля в 1 час 23 минуты аварийная система безопасности была намеренно отключена. За несколько секунд температура в активной зоне настолько возросла, что началась неуправляемая цепная реакция. В 1:23:04 реактор четвёртого блока взорвался. Один за другим с интервалом в 3 секунды произошло два взрыва. Активная зона реактора развалилась. Тысячетонная панель перекрытия взлетела, проломив кровлю здания реактора. Смертоносный светящийся столб радиоактивных веществ – больше, чем было сброшено на Хиросиму и Нагасаки, – взметнулся над реактором и рассеялся в атмосфере. Через образовавшееся отверстие выбросило бетон, графит, другие осколки, обнажилась активная зона реактора. На крыше примыкающего к блоку машинного зала начался пожар. Огонь, облака пыли и пара заполнили здание четвертого блока. На отрытом воздухе под воздействием гигантских температур начал гореть графитовый замедлитель. Радиоактивная вода хлынула в помещение реактора. Одновременно вспыхнуло 30 пожаров. Через пять минут на месте уже были пожарные, которые с огнетушителями пошли в наступление на огонь в помещениях реактора.

…В бой пожарные смело шагнули,

Черной ночью на крыше метались,

Смерти прямо в глаза заглянули

И в ночи той навеки остались.

К утру им удалось локализировать пламя и потушить его. Но самое страшное было ещё впереди. Четвёртый реактор был полностью разрушен, по всей территории АЭС были разбросаны куски урана и графита, излучающие радиацию. Спасатели, пожарные и эксплуатационный персонал в целом не представляли себе, насколько серьезен был риск облучения. Имевшееся дозиметрическое оборудование не позволило измерить столь высокие уровни радиации. Персонал станции не имел дозиметров, которые позволили бы измерить полученную ими дозу, и многие были серьезно облучены. Менее чем через час после начала аварии был отмечен первый случай острой лучевой болезни.

На ЧАЭС работа шла полным ходом. Необходимо было после того, как реактор догорел, сбросить все обломки урана и графита с крыш и собрать их по всех территории. В это время над АЭС висело радиоактивное облако, которое разносил ветер. Облако три раза обогнуло земной шар, в результате много радиации разнеслось по всей Европе. Больше всего, конечно, досталось Украине и Белоруссии. Тем временем ликвидаторы пытались хоть как-то пригнать облако к земле. С вертолёта реактор бомбили песком, поливали водой. Но всё было очень малоэффективно, и в воздухе оказалось 77 кг радиации. А это равносильно тому, как на АЭС сбросили бы сотню(!) атомных бомб, причём одновременно.

Взметнулся в небо столб огня,

И взрыв разбрызгал блока глыбу.

Застыла в ужасе земля,

Бедой поднятая на дыбу.

Огонь и мрак – невидим враг,

До смерти шаг – потом бессмертье.

Ни перестрелок, ни атак,

Но жить лишь так – ценою смерти.

А города продолжали жить своей жизнью ещё два дня. Жителей никто не предупредил о катастрофе. Сотни тысяч людей гуляли на улицах, выезжали на природу. Некоторые люди получили такие дозы облучения, которые привели к немедленной смерти. 28 апреля колонна из 1100 автобусов вывезла из Припяти, Чернобыля и других населённых пунктов зоны отчуждения всех жителей. Им позволили взять с собой только удостоверения личности и немного еды. Жизнь в радиусе 30 км от Чернобыля замерла. 30-километровая зона вокруг станции до сих пор официально считается непригодной для проживания людей и хозяйственной деятельности, хотя часть жителей, в основном пожилого возраста, через какое-то время вернулась в свои дома вопреки рекомендациям властей.

Все работы велись вручную. Ликвидаторы в противогазах и костюмах из свинца сгребали лопатами и выбирали руками куски радиоактивного вещества, сбрасывали их в сгоревший реактор. Главный вопрос – как закрыть источник радиации? Вначале хотели засыпать разрушенный энергоблок цементом. Но подсчитали и выяснили, что столько цемента не найдется во всей стране. Предложили затолкать осколки реактора в яму, но радиация проникает сквозь почву. Чтобы окончательно прекратить вынос радиоактивности из поврежденного энергоблока, над ним решено было соорудить укрытие — саркофаг, а делать его надо из бетона. Рядом с Чернобылем выросло сразу три бетонных завода.

На ликвидацию приехало много добровольцев из разных уголков страны. Это были специалисты разных профессий: дозиметристы, инженеры, медики, строители, водители, милиционеры и многие другие. Все, кто поехал на место аварии, понимали, что их труд необходим стране, от него зависит жизнь и здоровье будущих поколений. Тогда еще не понимали, что это за опасность, ехали потому, что хотели показать себя настоящими людьми, проверить себя. Стены саркофага строили уже осенью, когда осыпался виноград и с глухим стуком падали созревшие яблоки, их никто не собирал — «звенели». В столовых ели «на особом положении» — мыли руки, полоскали рот, чтобы в организм не попадала радиоактивная пыль. Все продукты — только привозные, даже воду из кранов пить было нельзя.

Со временем закончили саркофаг, построили над ним второе укрытие. Правда, некоторые специалисты сомневались, надолго ли хватит этих стен. Техника, которая раньше защищала от радиации, теперь сама стала источником излучения. Кое-что удалось «отмыть», остальное бросили здесь — вертолеты, самосвалы, трактора. Самую «звонкую» технику собрали и захоронили на могильниках, которые оборудовали прямо в зоне, в больших котлованах рядом с реактором. Сюда сбросили и большую часть вещей, которые оставили перед отъездом жители — телевизоры, одежду, шкафы. А потом стали возвращаться жители — с родной земли не сгонишь. Первыми вернулись старики. Сосновый бор вокруг реактора принял на себя первую волну радиации, порыжел, почернел и высох. Его так и называли — «рыжий лес».

Чернобыльская катастрофа — тяжелая трагедия. У 203 человек из присутствовавших рано утром 26 апреля на площадке были обнаружены клинические проявления радиационного облучения или ожогов, что привело к 31 смертельному исходу за первую неделю после аварии. В промежутке 1986—1992 года насчитывалось 600 000 ликвидаторов и более миллиона людей было задействовано в работах в 30 километровой зоне и их здоровье было подорвано вследствие влияния радиации. В пострадавших районах увеличился рост числа заболеваний В Чернобыльской зоне редко, но встречаются и мутации. В результате воздействия радиации повреждаются гены человека и мутации могут проявляться у многих поколений его потомков.

Недалеко от реактора вырос лес чудес. До аварии это были молодые хвойные посадки — радиоактивное облако зацепило их, но молодняк каким-то образом выжил и изменился. Например, там растут елки трехметровой высоты — ствол абсолютно голый, а наверху хвойные ветки держатся кустом, словно листья пальмы. И таких елок целая роща. Или на еловой ветке вырастают пучки крупной кедровой хвои. Здесь есть и дубки — рядом маленькие молодые и огромные листья, как у вековых дубов.

Постепенно леса наполнились животными и птицами: орланами-белохвостами, рысями, волками, кабанами, одичавшими лошадьми. Заброшенные дома утонули в траве и деревьях. С непривычки на фотографиях Чернобыль кажется приветливым местом. А на деле, зараженная радиоактивным цезием, стронцием и плутонием земля нескоро оправится от катастрофы. Нескоро оправятся и люди. Точнее, никогда.

Сегодня радиации не боятся. Появились любопытные, любители острых ощущений. В Чернобыль потянулись экстремальные туристы: охотники за гербариями-мутантами, радиоактивными вещицами, фотографиями реактора. Приезжают из России, Европы, с других континентов. Сейчас радиоактивный фон низкий, находиться в Чернобыле и Припяти не слишком опасно, если долго не задерживаться и не сходить с бетонных дорожек. Но остались и высокорадиоактивные «пятна» — туда туристов не водят. В мертвом городе все по-прежнему — те же дома, детские сады, игрушки на полках, брошенные тапочки во дворе. Почти ничего не изменилось, только дома постарели, а игрушки покрылись серым слоем пыли. В Припяти никто не живет. Туристы появляются лишь ненадолго, за 200 — 400 долларов в день их кормят, водят по заброшенным домам, показывают «звенящую» технику и, конечно, сам саркофаг. Часы на стене энергоблока вчера, сегодня и завтра показывают 1.24. И если бы можно было вернуть то время и что-то изменить, наверняка бы изменили. Но часы остановились, и время не вернуть, и людей. Остается только — помнить. Говорят, что время лечит. Но бывает так далеко не всегда, ведь некоторые события просто невозможно забыть, а их отголоски слышны еще долгие и долгие годы. И наглядное тому подтверждение – чернобыльская трагедия.

Листается стремительней

С годами календарь:

События что были –

Уже уходят встарь,

В чужой стираясь памяти,

От времени бледнея…

Но катастрофу эту

Никто забыть не смеет!

Пройдут годы и десятилетия, а черный день этой трагедии все равно будет волновать людей – и тех, кого он не обошел стороной, и тех, кто родится далеко от того места. Этот день всегда будет объединять всех живущих одним воспоминанием, одной печалью, одной надеждой.

Всех жертв и испытаний нам не счесть,

Но целы арсеналы, полигоны,

Чернобыля убийственная весть

Предупрежденье поколеньям новым.

Тема Чернобыля была отражена в мировом кино, в литературе и музыке сразу же после трагических событий. С течением времени об аварии на ЧАЭС было создано много литературных и кинопроизведений. Вот, например, итальянский певец Адриано Челентано посвятил песню, а британский рок-музыкант Дэвид Боуи создал хит «Time Will Crawl». Естественно, что наиболее глубоко этой темы касались кинорежиссеры стран постсоветского пространства. В 1990 году появился «Распад» — один из первых художественных фильмов о Чернобыльской трагедии, главную роль в котором сыграл Сергей Шакуров. Почти одновременно, в 1987-1988 годах, появляются документальная повесть Юрия Щербака «Чернобыль» и роман Владимира Яворивского «Мария с полынью в конце века». Этой теме посвящен также один из прозаических сборников Евгения Гуцало – «Дети Чернобыля». Чернобыльской трагедии или Зоны отчуждения, как локации, так или иначе касались американские писатели Фредерик Пол (США), Мартин Круз Смит, Джим Шепард, Джеймс Роллинз и болгарский литератор Георгий Тенев. На сегодняшний день написано немало книг о Чернобыле, Припяти и аварии на ЧАЭС. Вот некоторые из них:

Медведев, Г. У. Чернобыльская хроника / Г.У. Медведев. — Москва : Современник,    1989. — 239 с. – 16+. —  ISBN 5-270-01078-X.

Григорий Медведев – по профессии инженер – атомный энергетик, много лет проработавший на АЭС. Читателям известен по вышедшим книгам «Импульсы», «Операторы» и «Миг жизни», посвященным работникам атомных электростанций. В новой публицистической книге «Чернобыльская хроника» писатель впечатляюще рассказывает о трагических событиях в первые часы и дни ядерной катастрофы на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС, о роковых ошибках и героизме людей в ту трагическую ночь 26 апреля 1986 года. Сурово и реалистично автор развернул перед читателем картину страшной беды, глубоко, как специалист, проанализировав ее истоки и истинные причины. Г. Медведев хорошо знает атомную станцию и людей, о которых пишет, со многими из них он работал в 70-е годы на Чернобыльской АЭС. В первой декаде мая выезжал в Чернобыль, к месту событий. Впервые читатель прочтет о подлинных событиях на аварийном энергоблоке.

Щербак, Ю. Н. Чернобыль / Ю. Н. Щербак . — Москва : Советский писатель, 1991. — 460, [1] с. – 16+ . — ISBN 5-265-01415-2.

Книга известного украинского писателя Юрия Щербака посвящена чернобыльской трагедии 1986 года. Документальное повествование «Чернобыль» задумано автором как художественное исследование причин аварии на Чернобыльской АЭС: в книге звучат голоса крестьян и академиков, оперативного персонала АЭС и пожарных, военных специалистов и священников. По рассказам очевидцев впервые реконструирована картина развития аварии, в повествовании использованы многочисленные неизвестные до сих пор публикации западной прессы по поводу чернобыльских событий.

Сопельняк, Б. Н. Саркофаг. Чернобыльский разлом / Б. Н. Сопельняк. — Москва : Вече, 2019. — 285, [2] с. — (Миссия выполнима). — 12+. — ISBN    978-5-4484-1537-1.

26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС взорвался четвёртый энергоблок. Об этой трагедии, о её причинах и последствиях написано очень много, гораздо больше, чем о пожарных, первыми принявших на себя удар стихии. О том, что сумели сделать эти бесстрашные герои, рассказывает повесть «Саркофаг».

Губарев, В. Правда о Чернобыле. Свидетельства живых и мертвых / В. Губарев. — Москва :  Комсомольская правда, 2020. — 399 с. — 16+. — ISBN 978-5-4470-0364-7.

Автор книги Владимир Губарев в первые дни катастрофы оказался в ее эпицентре и стал свидетелем, как пожарные и операторы, рабочие и солдаты, ученые и офицеры, академики и генералы пытались укротить атомное облако Чернобыля. О героизме простых людей и трусости начальников, отчаянной смелости ликвидаторов и предательства тех, кто у власти, — обо всем автор рассказывает честно и открыто. Почему Михаил Горбачев и его ближайшие соратники пытались скрыть масштабы катастрофы, отрицали очевидное, не верили в происходящее? Почему почти три недели президент страны молчал? На эти вопросы отвечает автор книги, которые встречался с Горбачевым и рассказывал ему о трагедии. Владимир Губарев был знаком с учеными и специалистами, которые принимали активное участие в ликвидации аварии. «Правда о Чернобыле» — уникальная книга. Только убойные факты и шокирующая правда, без домыслов и фантазий. Информация из первых уст от крупнейших специалистов-ядерщиков России, Украины и Белоруссии, которые принимали участие в ликвидации последствий катастрофы. Чернобыль изменил весь мир и каждого из нас. Мы имеем право знать правду.

Книги о Чернобыльской катастрофе, представленные в обзоре, и другую интересную литературу по этой и другим темам вы сможете найти в библиотеках МБУК РГЦБС нашего города.

Спасибо за внимание!

Куликова Н.В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *